-УКР-     -РУ-  

© Сайт "Християнский Духовний Навігатор"
Джерело:
 link завантаження публікаціі
Для друку: PDF версія
 
     
 

О НЕАНДЕРТАЛЬСКОМ КОВАРСТВЕ И
САМОПОЗНАНИИ В РАННЕМ ХРИСТИАНСТВЕ
Часть I

 
 

 
 

Археологические находки останков интересных древних существ, названных исследователями неандертальцами, кроманьонцами и прочими, а далее и развитие технологий с изучением их ДНК оказывается создают для религиозного ортодоксального взгляда проблемы, порождают вопросы и создают опасные и запрещённые области. Для научного и атеистического взгляда эти находки ложатся в основу картины эволюции, креационизм же (картина Божественного сотворения) в свою очередь пытается поместить эти открытия в рамках своих представлений, и строго в обратном хронологическом порядке. Для картины эволюции человек здесь последний этап развития таких существ, для креационизма – всё исключительно наоборот, эти неполноценные существа обязаны появиться после создания совершенного первого человека и быть либо некими греховными мутантами, либо попросту необычными животными. И, казалось бы, какое может быть дело религиозному взгляду до работы археологов или генных инженеров? Однако ситуация здесь приобретает драматический оборот. Неандертальцы со своим оскалом и каменным оружием разрушают ни больше ни меньше все (!) наиважнейшие базы ортодоксального христианского вероучения и будучи давным-давно мертвы умудряются уничтожить представление о спасении и посмертном царстве небесном, в общем всё, что только можно уничтожить. И религиозные апологеты это осознают и поэтому всячески клеймят атеистов учёных, их открытия и их картины появления нашего мира. Однако война эта началась задолго до возникновения изучения ДНК и корень успешности атаки мертвецов на христианство лежит в его истории на самой заре появления. Но обо всё по порядку.

Что же так страшит в выводах археологии? Христианство изначально и незыблемо провозглашало смерть Божьим врагом. Бог смерти не творил. Ужас полного исчезновения, ужас исчезновения и в сознании умирающего ребёнка, ужас исчезновения любимого человека. Этому не нужно учиться, смерть переживёт каждый. Для христианства смерть – враг Бога и человека. Но есть весть о воскресение Спасителя и вера в воскресение грядущее. Смерть последний бастион – последний враг. Её падение – начало нового спасённого уже мира. Но как же она тогда вообще появилась? Ответ на этот вопрос было призвано дать воззрение о грехопадении первого человека Адама. И здесь смерть вошла в Божий мир следом за первым непослушанием, однако вероучительно считается, что был запущен и план спасения. Явившееся спасение началось с исправления последствий грехопадения, человек сперва возвращается к Богу, устраняя первопричину, а в конце уже будет побеждено и следствие того первого греха – сама смерть. Первый божественный мир пал, но будет восстановлен. Однако если смерть была в мире изначально, как выстраивается в научной картине, то нет и первопричины и полностью рушится вся вероучительная цепь. Ибо в таком случае смерть не зависит ни от какого грехопадения, а соответственно и такое спасение ни от какой смерти не спасает. Ведь если грехопадение не причина смерти, то и его исправление спасением никакого бессмертия не принесёт. Если смерть была до грехопадения, то оно вообще излишне и было ли вообще? И какой в таком результат спасения от того, чего никогда не было. И кто есть творец такого смертного творения? Таким образом грехопадение после существования смерти нарушает весь порядок, а вся эта картина по сути выявляется религиозной выдумкой. Поэтому для строгого фундаменталистского креационистского взгляда то, что может говорить о смерти до появления Адама – строжайше запрещено. Отсюда появляется так называемая «библейская зоология», в которой даже древние хищники и паразиты, клыки и острые рога – строжайше запрещено [1]. Ими создаются просто невероятные сказочные картины мгновенной трансформации травоядных в хищников, с появлением клыков, изменением пищеварительной системы и соответственно генетики, а также трансформации среды обитания. Пусть живёт вся эта фантасмагория, лишь бы устояло вероучение. Ибо всё это обязано появиться только после грехопадения, иначе картина спасения – обман. Либеральное же крыло креационизма под давлением научных открытий и картин сдаёт позиции и идёт на уступки, говоря, мол первый рай был, но был только в одном локальном месте, а вокруг был естественный мир дикой природы. Наиболее же свободомыслие крыло служителей, как например и папа Франциск, под давлением научных картин высказывается вообще об эволюции как о божественном инструменте творения, что называют теистической эволюцией, приведшей в конце концов к появлению человека разумного. Однако неандертальцы, как и для фундаменталистов так и для либералов играют здесь ужаснейшую роль. И вот почему.

Для того чтобы понять были людьми подобными нам те самые древние пещерные существа не нужно на самом деле иметь расшифровки ДНК. В религиозном ключе, а именно он нам и интересен, есть очень простой критерий определения. И это не орудия труда, которые можно попытаться выявить у современных приматов, но отношение живых существ к своей смерти. Как же то или иное существо воспринимает смерть? Только люди хоронят своих умерших, провожают их в путь в надежде и вере на иной мир и иную жизнь. Таковые не могут принять исчезновение сознания и крайне болезненно и остро воспринимают вопрос конечности своего бытия, создавая свои верования в дальнейшее существование. И те древние пещерные существа – хоронили себе подобных, оставляя в могилах необходимые для будущей жизни предметы или символы. Поэтому в религиозном ключе – это такие же люди, как и мы, пусть и дикие, мало интеллектуальные, с иным эмоциональным устройством, но всё-таки именно такие, которые начинали осознавать своё бытие и смерть как врага, преодолевая свою конечность своей верой. И несмотря на страх продлевали жизнь своего рода в тяжелейших уничтожающих их жизнь условиях посредством независящего от них механизма размножения. Представители теистической эволюции здесь смиренно склоняется перед всевышним замыслом сотворения, нравится он или нет. Однако если так, то как быть с фундаментальным христианским утверждением, что Бог смерти не творил? Ведь весь ужас бытия выживания в условиях холода, голода, убийств, болезней и встречи со смертью - изначально исходил свыше. И это напрочь перечёркивает то, что христианское учение провозглашает фундаментальным и незыблемым. И если развивать мысль далее, то фундаментальные провозглашения ставят и дальнейшие острые вопросы.

Сама теологическая эволюция вполне предполагает вмешательство сил свыше на осуществление скачков развития. Как известно ДНК тех древних людей имело отличия от ДНК нынешнего человека разумного. Соответственно и момент того же библейского сотворения Адама также может восприниматься очередным таким вмешательством. В таком случае получается, что лучшая и ныне современная модель учла в себе результаты эксперимента и «обката» моделей предыдущих. Однако наша планета в таком случае – большая биологическая лаборатория, испытательный полигон, на последнем этапе которого мы и живём как представители той самой последней модели. Это если называть вещи своими именами. Интересно, что по причинам гуманности люди сами накладывают запреты на подобные генетические эксперименты, осознавая последствия в виде страдания новых существ и называя такие методы недопустимыми и преступными. Но почему-то теологическая эволюция вызывает у её последователей трепет? А кто пойдёт против системы, давшей обещание вечной жизни? Если же быть честным до конца, то провозглашая, что Бог смерти не творил, и она есть враг, нужно чётко признать, что ничего божественного в мире теологической эволюции нет и быть не может, а вопросы религиозного спасение в таких обстоятельствах должно бы были мыслится и строится в совершенно ином ключе. Но на заре христианства конечно же не было ни археологии, ни генной инженерии с изучением ДНК, чтобы тот древний мир наблюдать, анализировать и делать выводы. Не было вопросов к генным инженерам, проблем клонирования и вопросов работы искусственного интеллекта и критерия его соотнесения с интеллектом человека. Однако же каким-то невероятным и удивительным образом раннехристианская мысль всё-таки связанными со всем этим вопросами почему-то серьёзно озадачивалась. И пусть не было древнего археологического мира, но всё-таки был тот же самый неизменный родной мир наш и кто-то вдруг посмотрел на него без розовых религиозных очков и конкретно имел нечто на всё это в своём уме. Но об этом интересном и удивительном феномене - далее.

 
     
 
ВСТУП    -1-    -2-    -3-    -4-   
 
 
 
 
     
 
В рубрику